Самая крупная газовая сделка России с Китаем на $400 млрд. Независимый взгляд

Ни одна сделка современного периода не вызывала столько обсуждений и оценок выгоды каждой из сторон, сколько подписание договора о поставках Россией Китаю газа на протяжении 30 лет ежегодно в количестве тридцати восьми миллиардов кубических метров. Эта сделка, общая стоимость которой равняется 400 миллиардам долларов США, считается победой России, победой Китая и даже свидетельством кардинальных изменений на энергетических рынках и в геополитике вообще. К сожалению, эта нашумевшая сделка не обязательно может считаться серьезным прорывов в геополитике, правда, смотря под каким углом зрения на нее смотреть.

geo kitaj rossija 1

Давайте, прежде всего, рассмотрим коммерческую составляющую этого события

Реальность жизни такова, что именно Китай всегда являлся хозяином положения, так как добывать газ в восточной Сибири имеет смысл лишь случае, если его потребителем будет Китай. На протяжении длительного периода все ведущие эксперты утверждали, что Китай не будет закупать у России газ по высоким “европейским” ценам. Но вряд ли это соответствует истине: Китай платит “по европейским ценам” Катару, Центральной Азии и другим поставщикам природного сжиженного газа. Разница состоит лишь в том, что Китаю необходимо выдерживать жесткую конкуренцию с другими странами за эти поставки; в случае регулярных поставок газа из восточной Сибири Китай имеет существенное преимущество.

К сожалению, мы не знаем еще всех деталей этой сделки, но если верить циркулирующей информации, стоимость контракта равна 400 миллиардов долларов, что составляет 10 долларов за один миллион БТЕ (британских тепловых единиц). Если исходить из этих цифр, этот проект нельзя отнести к самым прибыльным проектам для “Газпрома”. Но с политической точки зрения, безусловно, эта сделка имеет большое значение. Неспособность “Газпрома” заключить эту сделку сильно расстраивала Кремль и неоднократно эта позиция привилегированной компании подвергалась серьезной критике, особенно в сравнении с Европейской маркетинговой стратегией “Газпрома”. Решение разрешить другим компаниям России экспортировать сжиженный газ стало особенно болезненным решением для “Газпрома”. Но Кремль стремится всегда избежать серьезной конкуренции, поскольку это может привести к резкому снижению цен на газ, в частности, в Европе.

Для Европы вряд ли эта сделка имеет существенное значение. “Газпром”, по сути, диверсифицирует свои продажи, но ведь любая сделка по продаже природного газа за пределы Европы также соответствует этому. “Газпром” в 2013 году экспортировал в Европу почти 162 миллиарда кубометров природного газа. Около 59 миллиардов кубометров пришлось на страны СНГ. Однако, России предстоит еще очень долгий и непростой путь, прежде чем Азия станет равноценным партнёром с Европой, особенно с учетом того, что в Европе уже построена большая часть инфраструктуры, а прибыль от продажи газа на восток на текущий момент не совсем понятна. Залежи газа, предназначенной для экспорта в Китай, расположены от Европы далеко, поэтому сказать, что газ будет просто “перенаправлен” в Азию нельзя. Россия давно хотела, чтобы природный газ в Китай поступал непосредственно через Запад, но у китайцев в той части страны нет большой потребности в дополнительном объеме газа, поэтому проект этого маршрута так и не был воплощен в жизнь.

Для Китая объемы поставок достаточно важны, но они не приведут к серьезным изменениям существующей структуры объема. Тридцать восемь миллиардов кубометров газа, которые запланировано экспортировать ежегодно в Китай, с 2020-х годов, будут составлять приблизительно 10 - 15% общего объема газа, закупаемого Китаем. К тому же, власти Китая имеют хорошо диверсифицированный портфель поставок голубого топлива, включающий внутреннее производство газа, поступление из внешних источников по трубопроводам и поставки сжиженного газа. (Китай напрямую у США сжиженный природный газ не закупает). Поэтому любая сделка, усиливающая Китай, будет восприниматься в стране как хорошая новость.

Существуют ли какие-либо последствия геополитического характера от этой сделки?

Рассмотрим сделку в широком контексте. Стоимость газового контракта составляет около 400 миллиардов долларов, что больше ВВП всей Южной Африки. Конечно, эта цифра - кумулятивный доход за 30-летний период, в отличие от ВВП ЮАР – где эти цифры взяты всего за один год. Если 400 миллиардов разделить на 30, то мы получим более разумную цифру: ежегодный доход в 13,3 миллиарда долларов. Это достаточно большая сумма, но в 2013 году экспорт российских товаров составил 523 миллиарда долларов, при этом на экспорт газа пришлось 67,2 миллиарда. То есть, мы видим, что 13,3 миллиарда не являются чрезвычайно большой суммой в экспортном потенциале страны. Россия больше выиграет на самом деле от 5%-процентного увеличения стоимости газа, чем от обсуждаемой нами сделки (многие забывают, что доля газа в экспорте России составляет всего 13%).

Эта сумма представляется более значительной в разрезе российско-китайских торговых отношений, однако и здесь не так все однозначно. В прошлом году Российский экспорт в Поднебесную составил 35 миллиардов долларов, причем 70% пришлось на долю нефти, а импортировала с Китая на сумму в 53 миллиарда. На сегодняшний день, предполагаемые объемы поставок газа составляли бы лишь 13% всего совокупного объема торгового оборота. К 2020 году доля газа будет занимать менее 10% от всего объема торговли между Китаем и Россией. Однако, следует отметить существующий дисбаланс в торговых отношениях между нашими странами и экспорт углеводородов является оптимальным вариантом для России, позволяющим восстановить паритет в торговле.

Каковы политические последствия этой сделки?

На данный момент, к сожалению, по этому поводу сказать практически нечего. Тенденция ставить на один уровень торговые отношения между странами и геополитические альянсы очень сомнительна. Например, в 2013 году Украина являлась шестым партнером России по объему торговых отношений. Но привело ли это к улучшению политических отношений? Вопрос, с учетом реалий сегодняшнего дня, скорее риторический. В реальности, существуют различные возможности развития политических отношений, которые начались на теме газа. Яркий пример – отношения между Европой и Россией. Таким образом, пока очень рано говорить о каком-либо “великом геополитическом сдвиге”, и особенно в контексте того, что он будет иметь прогнозируемые негативные последствия для США. Скорее всего, на данный момент мы заключили важную торговую сделку по продаже газа, которая диверсифицирует экспорт “Газпрома”, пополнит российский бюджет, повысит энергетическую безопасность Китая и позволит создать новое направление в торговых связях, которая может способствовать укреплению взаимоотношений между странами, однако, эта сделка со временем может стать и источником серьезных разногласий.